Эксклюзив
16 декабря 2014
4402

Степан Карпенков: Поверженные в зверство

При очередной встрече Иван Савельевич и Сергей Корнеевич говорили о том, как воинствующие безбожники, одержимые злым духом и страшным недугом властолюбия и тщеславия, превращали великую крестьянскую Россию с бога-той историей и богатейшими природными ресурсами в безбожное, нищее государство, поверженное сатанинскими силами зла.
- До октябрьского переворота, - начал беседу Иван Савельевич, - подавляющее большинство населения России составляли крестьяне, и таким оно оставалось ещё не одно десятилетие при советской власти. Крестьяне пахали, сеяли и в поте лица добывали хлеб насущный, которого вполне хватало не только для внутреннего потребления (для обеспечения их многодетных семей и городского населения), но и для продажи за границу.
- Однако такое внешнее благополучие вовсе не означало, что все крестьяне были довольны условиями своей нелегкой жизни, находясь под гнетом помещиков, живших, как правило, в праздности, утопая в роскоши, не занимаясь хозяйскими и другим полезными делами и вовсе не заботясь об улучшении жизни своих крестьян, которых могли продать подобно скотине на базаре со-всем недавно, до освобождения от крепостного ига.
- Сразу после совершения октябрьского переворота каких-либо заметных изменений в сельской жизни, в отличие от городской, не было - во многих деревнях и сёлах на бескрайних российских просторах продолжалась тихая размеренная жизнь, хотя почти во всех городах, особенно крупных, спокойствие было нарушено - их охватило неукротимое пламя революционного безумия: останавливались фабрики и заводы, а рабочие, потерявшие работу, выходили на улицу, где в шумной толпе захватившие власть большевики, в том числе и Ленин, обещали народу мир, а рабочим власть под лукавым, лицемерным лозунгом диктатуры пролетариата. В то же время в деревнях и сё-лах никто не выходил на улицу, никто не рвался к власти и даже не помышлял о ней, а все выходили в поле, по-прежнему занимаясь своим любимым делом, твёрдо зная, что ни шумная улица, бурлящая возмущённым народом, ни лицемерные призывы "пламенных" революционеров разрушать старый мир до основания не прокормят взбунтовавшийся народ и не спасёт его от голодной мучительной смерти.
- Многие крестьяне владели простой грамотой, умели читать и писать, но запретные газеты, утопические романы Чернышевского и Герцена и другие произведения, призывавшие разрушать, они не читали, дабы не тратить на такое праздное и даже пагубное чтение своё драгоценное время. О революции, захлестнувшей города России, они узнавали от своих родственников, спасавшихся от голода и приехавших в деревню либо село к своим родителям или к братьям и сестрам из города, где воцарились беспорядки и разруха. Узнавали они и от солдат, вернувшихся из фронта, где их "просвещали" засланные революционно настроенные казачки-агенты, разносившие листовки с призывами идти с оружием в руках против существующей власти, которую винили во всех грехах. Иногда в деревни наведывались и другие большевицкие казачки с обострённым чувством справедливости и овеянные романтикой революционного дурмана. Поверив печатному слову, они раздавали газеты "Искра" и листовки с лукавыми, соблазнительными призывами бороться за свободу, равенство и братство. По своей наивности и непросвещённости отрицая Слово, которое было в начале и которое призывало и призывает не бороться, а любить ближнего своего как самого себя, они не могли понять, что не всякому слову можно верить, если оно напечатано в газете даже большими красивыми буквами, но направлено не на спасение, а на растление души человека.
- Как же сложилась дальнейшая судьба засылаемых в деревню заблудших, обманутых властью и надеждой, пламенных революционеров-романтиков, продавших душу дьяволу, - спросил Сергей Корнеевич.
- Судьба их складывалась по-разному, но, как правило, трагически. Лишь немногие из них пробились на вершину самозваной власти и заняли высокие государственные посты. Удовлетворяя свои неограниченные потребности как при коммунизме и пользуясь всеми земными благами, они жили в роскошных квартирах с видом на Кремль либо на всю Москву. Их обслуживали по высшему разряду - в их распоряжении были служебные машины, загородные дачи, специальные поликлиники и больницы, закрытые от народа магазины и распределители, где можно было приобрести всё, что душа пожелает. Многие из них, обласканные властью, доживали до глубокой старости. Подавляющее же большинство "пламенных", но не воинствующих революционеров, по своей молодости и наивности поверившие в "светлое будущее", было выброшено за борт красного большевицкого корабля, плывшего по волнам окровавленного моря. Одни из них были расстреляны без суда и следствия по отмашке бывших своих единоверцев в коммунизм, другие же прибились к чужому берегу, где нашли себе приют, а остальные, лишённые свободы, томились в тюрьмах и ссылках, испытав на себе все прелести внедрённого в жизнь социализма, ради которого они готовы были бороться, не жалея живота своего, до победы революции не только в отдельно взятой стране, но и во всём мире.
- Были случаи, когда матёрые большевики, одурманенные захватившей властью в городе, засылали своих "просвещённых", натасканных агентов для якобы передачи власти крестьянам на местах, в деревнях и селах. Как же это осуществлялось в реальной жизни?
- Приехавшие большевицкие агитаторы, поднаторевшие революционным словоблудием в марксистских кружках, собирали крестьян из смежных деревень и сел рассказывали им красивые байки про счастливую жизнь и про новую власть, которая в деревне должна принадлежать крестьянам, и обещали им землю. Иногда среди собравшихся находились некоторые смелые крестьяне, не верившие лукавым обещаниям и красивым словам, и во всеуслышание заявляли, что им и так живётся хорошо, и никакая другая власть им не нужна. На следующий же день в их хаты по-наглому вламывались незваные гости - служаки-чекисты с винтовкой, и под покровом ночи увозили с собой первые крестьянские жертвы кровавой революции, многие из которых так и не вернулись домой. Об их трагической судьбе сохранились лишь скудные сведения в архивных материалах, находившихся долгие десятилетия под грифом секретности, - большинство арестованных безвинных крестьян было расстреляно без суда и следствия.
- Насколько часто производился такой ужасный большевицкий самосуд над мирными безвинными крестьянами, которые никогда не стремились ни к власти, ни к славе? - спросил Сергей Корнеевич.
- Такие случаи жестокого самосуда над крестьянами были большой редкостью и во время октябрьского переворота, и в течение непродолжительного времени после него. Массовые, беспощадные аресты, расстрелы, лишения свободы и ссылки начались гораздо позднее, когда было совершено бандитское нашествие вооружённых большевицких служак, поверженных в ярость и безумие, на мирных трудолюбивых крестьян. Сразу же после революции русская деревня продолжала жить прежней жизнью, и главной заботой всех крестьян было вовремя вспахать поле и посеять, а потом вовремя собрать урожай. И многие крестьяне от мала до велика молили Бога, чтобы родила земля и приносила богатый урожай. Они, как и их предки, верили в Бога, нуждались в Нём и надеялись на Него, но пока не знали, что большевики-безбожники открыто объявили войну православию, которая в городах уже началась и которая в скором будущем коснётся каждой деревни, каждого села и каждого двора. Им не ведомо было, что где-то далеко на Западе уже провозглашена новая "религия" - коммунистическая революция, и в неё стали вольно или невольно верить некоторые заблудшие люди, думая, что на самом деле можно построить рай на земле без веры в Бога. Основателями безбожной "религии" были западные философы-вольнодумцы, отрицавшие духовное начало человеческие бытия. Их утопии, безобидные на первый взгляд, послужили идейной почвой для теоретического марксизма, основанного на насилии, вражде и непримиримой классовой борьбе.
- Из истории известно, что предлагались и другие безумные идеи перестроить мир путём насилия, когда классовая борьба считалась второстепенной?
- Одну из таких разрушительный идей выдвигал Моисей Гесс, учитель Карла Маркса. Он считал первостепенной вовсе не классовую, а расовую борьбу до победного конца, в которой десятки миллионов будут замучены и уничтожены. В своей социалистической "религии" он пытался скрестить сионизм и коммунистическую революцию.
- Многие воинствующие революционеры представляли расовую борьбу по-своему. Среди них, конечно же, выделялся оригинальностью Ленин: "Пусть девяносто процентов русского народа погибнет, лишь бы десять процентов дожили до мировой революции".
- Об какой-то оригинальности вряд ли можно говорить, если сравнить его высказывание с бесовским предсказанием Гесса о десятках миллионов жертв коммунистической революции. Главный вопрос заключается не столько в первенстве безумных идей, а совершенно в другом: почему же "вождь мирового пролетариата", выросший на русской земле, ненавидел так русский народ, вскормивший его и созданную им коммунистическую партию, в которой, по его убеждению, "на сто человек порядочных - девяносто негодяев"?
- Из такого твёрдого ленинского, единственно верного убеждения, проверенного практикой, невольно напрашивается вывод: в результате кровопролитного государственного переворота вся нераздельная власть оказалась в руках партии негодяев, хотя неукротимое пламя революции раздували в большинстве своём романтики, многие из которых, овеянные коммунистическим дурманом, искренне верили в "светлое будущее", вовсе не помышляя путем кровопролития пробиться к власти.
- Напрашивается и другой вопрос, зачем же на русской земле Ленин организовал партию негодяев, среди которых самыми отъявленными были вовсе не русские? На эти и многие другие вполне понятные вопросы в течение многих десятилетий не было разумных убедительных ответов.
- Призывы воинствующих большевиков во главе с Лениным перестроить мир под знаменем марксизма не привели бы к страшной трагедии на русской земле и не нанесли бы большого вреда своему народу, если бы они оставались в горячих, нездоровых головах неуёмных бунтарей, стремившихся любыми средствами, включая жестокое насилие и массовое кровопролитие, свергнуть законную власти и прибрать её в свои нечистые руки. Не только утопизм марксизма, но и его пагубность проявилась со всей разрушительной силой при его превращении в практический ленинизм, приведший к величайшей трагедии в мире русского и братского народов.
- Практический ленинизм заключался не только в оголтелой широкой пропаганде классовой борьбы, но и в доведении её через массовый террор до физического уничтожения целых социальных групп населения либо лишения их свободы. Иначе говоря, он вылился в ужасный кровопролитный эксперимент, который не был проверен сначала на себе его оголтелыми инициаторами и обезумевшими исполнителями. Прежде чем проводить эксперимент над человеком, его обязательно проверяют на животных, и об этом знает всякий здравомыслящий, благочестивый экспериментатор, которому ведома и другая прописная истина: любое кровопролитие, любое убийство - это нарушение заповеди Божией "Не убей!" и, в то же время, убийство - это преступление, за которое должно следовать неизбежно наказание. "Пламенные" революционеры во главе с Лениным этот двойственный запрет, нравственный и правовой, преодолели оригинально, по-своему, "единственно правильно, потому что верно", совершив кровавый поход на православную церковь и узаконив беззаконие, при котором преступление не только всячески поощрялось, но и считалось подвигом. И такому подвигу, хоть и безнравственному и безумному, стремились некоторые горячие головы, подогретые революционным дурманом.
- Оголтелые революционеры-ленинцы, составлявшие меньшинство, но назвавшие себя большевиками, бросили все свои нечистые сатанинские силы на повсеместное уничтожение духовных основ общества: совести, чести, милосердия и сострадания, - спасавших человека от пагубных деяний и греховных падений во все времена от начала сотворения мира. Под "мудрым" руководством Ленина, названного позднее его сатрапами "самым человечным человеком", основной удар был направлен на божественное присутствие в обществе:
- на личность как венец Божьего творения;
- на православную церковь как соборное единство в Боге свободных;
- на духовенство;
- на православную религию как духовную связь человека с Творцом.
Дальше продолжили Иван Савельевич:
- Многие документальные сведения о бандитском нашествии на Русскую православную церковь содержатся в книге Игоря Володского "Истоки зла", в которой доказательно и аргументировано вскрывается сатанинская сущность революции и коммунизма. Эта книга нацелена не на разрушение современного мира, а на консолидацию русского и братского народов во избежание очередной революционной, кровопролитной смуты.
- Воинствующие большевики поставили безумную и безнравственную задачу - раз и навсегда лишить русское общество спасительной духовной основы, и в этом они преуспели - беспощадная расправа над православной церковью по своей жестокости превзошла гонения на веру и верующих в первые века от Рождества Христова. Богоборчество было одной из самых разрушительных и пагубных стратегий большевицкого самозваного государства. Ленин провозгласил лозунг: "Церкви и тюрьмы сравняем с землей!". Этот лозунг, как и многие его призывы, произносимые картавой речью перед шумной, бурлящей толпой народной, оказался лукавым: церкви по-наглому грабили и беспощадно разрушали, а тюрьмы не сравняли с землёй, а строили новые везде и всюду и стремительно пополняли их не только верующими благочестивыми узниками, но и множеством других безвинных "врагов народа".
- Считая Русскую православную церковь своим главным врагом, Ленин принимает одно из своих первых решений, направленных против церкви, которую он собирался сравнять с землёй. Именно таким безбожным путём он поднимался на самую высокую вершину власти, оказавшейся Голгофой вовсе не для него, а для миллионов благочестивых, безвинных людей. Сравнять с землёй церкви немедленно и сразу ему не удалось, но в день октябрьского переворота были изъяты монастырские и церковные земли. Однако и этого оказалось мало, и "вождь" пролетариата даёт указание "провести беспощадный массовый террор против ... попов". По его же личной инициативе была запрещён Поместный Собор.
- Священнослужители стали подвергаться повальным арестам без суда и следствия, жестоким пыткам и истязаниям. Над духовенством организовывались позорные судилища, на которых "справедливые" решения выносились на основании узаконенного беззакония. В кровопролитной борьбе с религией принимали непосредственное активное участие не только большевицкие служаки во главе с Лениным, но и его "верные соратники", "пламенные" революционеры, а по сути сатрапы и соучастники преступлений: Свердлов (Гаухман), Сталин (Джугошвилли), Троцкий (Бронштейн), Зиновьев (Алфельбаум), Каменев (Розенфельд), Дзержинский (Руфинов), Володарский (Когон), Ярославский (Губельман) и многие другие организаторы и исполнители кровавых злодеяний и преступлений, совершённых против русского и братских наро-дов.
Спустя примерно год после октябрьского переворота, в результате которого вся власть оказалась в окровавленных руках большевиков, Патриарх Московский и всея Руси Тихон направил в Совет народных комиссаров послание.
- Сохранилось ли это послание и в чём же оно заключалось? - спросил Сергей Корнеевич.
Иван Савельевич, молча, протянул своему коллеге лист бумаге, где были выписаны выдержки из послания Патриарха Тихона:
"... Целый год вы держите в руках своих государственную власть ... Но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему призыву, вопиет к небу и вынуждает нас сказать вам горькое слово правды ... Наша Родина завоевана, умалена, расчленена, и в уплату наложенной на нее дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото. Отказавшись защитить Родину от внешних врагов, вы, однако, беспрерывно набираете войска. Против кого вы их ведете? Вы разделили весь народ на враждующие между собой станы и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью и, вместо мира, искусственно разожгли классовую вражду.
Не России нужен был заключенный вами позорный мир с внешним врагом, а вам, задумавшим окончательно разрушить внутренний мир. Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чем невинных ... Но вам мало, что вы обагрили руки русского народа его братскою кровью ... По вашему наущению разграблены или отняты земли, усадьбы, заводы, фабрики, дома, скот, грабят деньги, вещи, мебель, одежду ... Соблазнив тёмный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть, заглушили в нем сознание греха ... Где свобода слова и печати, где свобода церковной проповеди?
...Особенно больно и жестоко нарушение свободы в делах веры ... Вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное поколениями верующих людей, и не задумались нарушить их посмертную волю. Вы закрыли ряд монастырей и домовых церквей, без всякого к тому повода и причины. Вы заградили доступ в Московский Кремль - это священное достояние всего верующего народа.
Да, мы переживаем ужасное время вашего владычества, и долго оно не изгладится из души народной, омрачив в ней образ Божий и запечатлев в ней образ зверя ...
Ныне же к вам, употребляющим власть на преследование ближних, истребление невинных, простираем Мы Наше слово увещания, обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный и заслуженный им отдых от междоусобной брани. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая (Лук. XI, 51) и от меча погибнете сами вы, взявшие меч (Мф. XXVI, 52)".
- Сегодня мы знаем, - продолжил Иван Сергеевич, - большевицкие богоборцы, опьянённые и одурманенные никем и ничем не ограниченной властью, не услышали спасительное слово Патриарха Тихона, объявив его врагом нарда. По указанию Ленина было организовано "бескомпромиссное наступление на реакционную поповщину", сносились сотни и тысячи храмов и церквей, возведённых на народные средства до октябрьского переворота. Большевиц-кие вооружённые служаки грабили церковное имущество, на глазах у рыдающих верующих срывали старинные иконы и, пронзив их штыками, бросали в огонь. За годы советской власти от начала большевицкого захвата власти подавляющее большинство храмов, церквей и монастырей было разрушено, а уцелевшие из них были закрыты для верующих, осквернены и обезображены - открывались в них мастерские, клубы, склады, гаражи и даже конюшни и свинарники, и дело доходило даже до кощунства: например, в церкви Рождества Богородицы в Москве, где захоронены герои Куликовской битвы иноки Пересвет и Осляба, была размещена компрессорная станция завода "Динамо".
- Большевицкие служаки взорвали и потом сравняли с землёй величественный и неповторимый памятник русской культуры и зодчества - Храм Христа Спасителя, построенный на народные средства в ознаменование победы России над могущественной армией Наполеона. Позднее были снесены собор Казанской Божьей Матери на Красной площади, построенный в 1636 году в честь победы народного ополчения Минина и Пожарского над интервентами, и часовня Иверской Божьей Матери в историческом проезде.
- Мы знаем: со смертью "вождя мирового пролетариата" не была похоронена вместе с ним поставленная им задача бандитского похода на православную церковь.
- Разрушение православных церквей и храмов продолжалось долгие десятилетия по заветам Ленина и по инициативе его приемников-сатрапов - воинствующих безбожников, среди которых впереди планеты всей оказался не только Сталин, но и Никита Хрущёв, решивший поставить раз и навсегда точку в этом "архиважном" вопросе - при нём за четыре года было закрыто 20 000 храмов и 69 монастырей с общей численностью духовенства около 30 000. Затем при Брежневе закрыли ещё 8000 храмов и 18 монастырей.
- По указаниям "вождя мирового пролетариата" исключались из партии верующие коммунисты, изымались из библиотек и обращения книги духовного содержания, спасавшие душу человека от греховного падения, и беспощадно сжигались либо сдавались на макулатуру. Был запрещён колокольный звон, пробуждавший в человеке высочайшее благоговение перед вечной жизнью, но не звавший Русь к топору, как этого хотели безбожные большевики и их идейные вдохновители. Многочисленные городские и сельские библиотеки пополнялись "гениальными" трудами классиков "светлого будущего", которые заставляли изучать везде, всюду и всех, даже кухарку, которая должна непременно управлять государством, как это завещал "вождь мирового пролетариата", что было не так уж далеко от истины после октябрьского переворота, когда ко власти дорвались не только полуграмотные кухарки, но и их бездарные дети. Воинствующие верные ленинцы без царя в голове распространяли чудовищный лозунг: "Поповская голова для нас - это пень, на ко-тором партия затёсывает свои коммунистические колья". По своему скудоумию они не могли понять, что если бы они затесали колья ненависти и вражды на своих неотёсанных головах, то не было бы массового кровопролития и повсеместной разрухи и голода.
Разграбление церквей и храмов достигло невиданных масштабов в начале 1922 года при активном участии верного ленинца и в то же время преступника Троцкого. Оно производилось под видом якобы помощи миллионам голодающим.
Иван Савельевич достал лист бумаги, где было написано:
- "О жесточайшем и омерзительном терроре, организованном Лениным против духовенства и Русской православной церкви, свидетельствуют некоторые выдержки из документа, написанного Лениным 19 марта 1922 года:
"Товарищу Молотову для членов Политбюро. Строго секретно. Просьба ни в коем случае копии не снимать ... Ленин.
Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на до-рогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления ... Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей ... А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указывают на то, что позже сделать это нам не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такого настроения широких крестьянских масс, который бы либо обеспечил нам сочувствие этих масс, либо, по крайней мере, обеспечил бы нам нейтрализование этих масс...
Чем большее число представителей реакционной буржуазии и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше. Надо именно теперь проучить эту публику так, чтобы на несколько десятков лет ни о каком сопротивлении они не смели и думать ... Ленин".
- Многие отечественные историки, - продолжил Сергей Корнеевич, - основываясь на архивных документах, доказали: массовый голод, спровоцированный революционной разрухой и поразивший миллионы людей, большевики использовали как повод для очередного бандитского ограбления храмов и святынь православной церкви с последующей отправкой награбленного за рубеж. Это омерзительное письмо членам политбюро свидетельствует поистине о сатанинской ненависти Ленина к Богу, к религии. Бандитская операция крупнейшего грабежа под "мудрым" руководством "вождя мирового пролетариата" вполне удалась - было изъято церковное имущество на сумму во много раз превышающую весь годовой бюджет страны. Награбленное имущество отправлялось за границу для якобы закупки хлеба для голодающего населения, а на самом деле для приобретения кожаных курток, револьверов и многого другого для большевиков-безбожников и их служак. Вывозился за границу и собранный в России хлеб, которым вполне можно было спасти от смерти всех голодающий. В то же время в Поволжье помирали от голода в тяжёлых страданиях и муках миллионы людей, брошенных на произвол судьбы самозваной властью.
- Безумное нашествие оголтелых большевиков на церковь не ограничилось беспощадным грабежом. В разгар братоубийственной гражданской войны по указанию Ленина совершилось чудовищное кощунство - в монастырях и храмах публично вскрывались мощи святых. Были вскрыты раки преподобного Тихона в Богородицком монастыре в городе Задонске, преподобного Сергея Радонежского, благословившего князя Дмитрия Донского перед бит-вой на Куликовом поле. Позднее в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры в Петрограде была вскрыта рака с мощами легендарного святого благоверного князя Александра Невского.
Иван Савельевич достал несколько листов бумаги, где было написано:
"Гениальный вождь" не оставил в покое и высшее духовенство. По его инициативе политбюро в мае 1922 года принимает решение:
"Дать директиву Московскому трибуналу:
1. Немедленно привлечь Тихона к суду.
2. Применять к попам высшую меру наказания".
Такое безумное, преступное решение было сразу же исполнено: многих священнослужителей немедленно расстреляли, а Патриарха Тихона привлекли к судебной ответственности с унизительными допросами, угрозами и посулами. Надломленный тюремным заключением Патриарх Тихон скончался в 1925 году. На его похороны, по словам некоторых очевидцев, пришло больше народу, чем на похороны "вождя мирового пролетариата".
За первые годы после октябрьского переворота жертвами большевицкого террора стали многие видные иерархи православной церкви. Одним из первых принял мученическую смерть епископ Тобольский и Сибирский Гермоген - большевицкие изуверы утопили его, столкнув в воду с парохода. В Киево-Печерской лавре большевики совершили зверское убийство митрополита Киевского Владимира. По показаниям свидетелей: "23 января 1920 года вечером большевики овладели Лаврой. Убийцы повели митрополита в его спальню ... Там его пытали, душили ... Затем его отвезли к месту расстрела. Митрополит спросил: "Вы здесь меня хотите расстрелять?". Один из палачей ответил: "А что же, церемониться с тобой что ли?". Тогда митрополит попросил у них разрешения помолиться Богу, на что последовал ответ: "Только поскорее". Воздав руки к небу, Владыка молился вслух: "Господи, прости мои согрешения, вольные и невольные, и приими дух с миром". Потом, благословляя крестообразно обеими руками своих убийц, сказал: "Господь вас да простит". В это время раздались выстрелы и святитель упал, обливаясь кровью. Убийцы начали подымать ещё живого Владыку на штыки. Его лицо было проколото в разных местах и прострелено. На груди образовалась большая, зияющая, окровавленная рана от разрывной пули. Несколько рёбер было выбито. Бока и затылок были пронзены штыками и пулями... Когда пришедший священник стал поднимать тело Владыки, к нему подбежали обезумевшие служаки со словами: "Вы ещё хоронить его будете - в ров его бросить!".
Затем расстреляли митрополита Петроградского Вениамина. Старейший архиерей Серафим (Чичагов), митрополит Санкт-Петербургский с начала двадцатых годов подвергался постоянным арестам, унизительным допросам и ссылкам. Спустя годы, в 1937 году в возрасте восьмидесяти одного года его предали мученической смерти в Бутово. В том же году принял мученический венец настоятель Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, архимандрит Кронид (Любимов), а спустя две недели было совершено ещё одно страшное, преступное злодеяние - Священномученик Фаддей, Архиепископ Тверской после мучительных пыток и истязаний был утоплен в яме с нечистотами.
- Поверженные в ярость, одурманенные никем и ничем не ограниченной властью большевики и затем их приемники, безбожные партийцы, вели долгую кровопролитную борьбу чужими руками против православной церкви. Каковы же скорбные, трагические последствия такого безумного нашествия на церковь?
- За семьдесят лет от начала октябрьского переворота жестоким испытаниям были подвергнуты не только видные иерархи православной церкви, но и множество священнослужителей. Их арестовывали, зверски пытали, топили в прорубях и колодцах, бросали в огонь, отравляли, заживо погребали, топили в общественных нужниках, распиливали двуручной пилой, сдирали кожу с рук и ног ... Подобная трагическая судьба постигла и миллионы других благочестивых людей, причисленных к "врагам народа" и ставших жертвами вооружённого государственного переворота на земле русской.
Особенно большие потери понесла православная церковь при изъятии церковных ценностей. В этот период расстреляли более 8 тысяч священников и монахов. Всего арестованных, посаженных в тюрьмы, сосланных и расстрелянных было не менее 20 тысяч.
- В православной России, как нигде, в прошлом столетии, как никогда ранее, проявилось жестокое противостояние добра и зла, когда сатанинские силы пытались одержать победу над силой духа народного. Такое противостояние, зародившееся в горячих, нездоровых головах западных "мудрецов-вольнодумцев", превратилась в ожесточённую кровопролитную борьбу с православной церковью и верующим народом на русской земле. И такая борьба против Бога стала одной из главных целей жизни Ленина, и она продолжалось вплоть до его смерти. Несмотря на тяжёлый приступ болезни (частичный паралич правой руки и правой ноги, расстройство речи) в октябре 1922 года он инициирует принятие очередного богоборческого постановления "О создании комиссии по антирелигиозной пропаганде".
- Хорошо известно, - продолжил Сергей Корнеевич, - воинствующий безбожник Ленин уходил из жизни в страшных мучениях и страданиях. В полу-помешанном состоянии, лишённый дари речи, он в течение длительного времени переживал агонию, пока не наступил конец. По заключению доктора Зернова мозг Ленина представлял характерную ткань, переродившуюся под влиянием сифилитического процесса. Такого же мнения был и академик Павлов, утверждавший, что Ленин был болен сифилисом, и об этом было запрещено говорить под угрозой смерти.
- Демон властолюбия, - продолжил Иван Савельевич, - вознёс "вождя мирового пролетариата" на самую вершину властной пирамиды, и он же поверг его в пучину мучительной смерти. Он не представлял свою жизнь без власти вплоть до самой смерти. Поразившая его страшная болезнь долго не отступала, и по состоянию здоровья он не мог не только управлять собой, но и производить простейшие действия. В марте 1923 года Ленин после двухчасового припадка потерял всякую возможность общаться и мыслить, лишился дара речи. Оказались бессильными в лечении прогрессирующей болезни лучшие врачи, приглашённые из разных стран. Тем не менее в следующем месяце пленум партии избирает тяжело больного Ленина членом политбюро, а спустя два месяца - главой советского правительства. Больной вождь, не способный управлять даже самыми простыми своими движениями, лишённый дара речи и общения, был вознесён его единоверцами-безбожниками на самый высокий престол власти, к которой он стремился и которая была для него главной целью жизни. Ни зарубежные лучшие врачи, ни самый высокий государственный пост не смогли спасти от мучительной смерти "вождя мирового пролетариата" - наказание Божие было неотвратимо.
- Из архивных источников известно: тело Ленина по распоряжению большевиков, но вопреки воле его ближайших родственников, не было предано земле. Такое нетрадиционное обращение с прахом, по мнению многих современных историков, связано со стремлением большевицких властителей создать новый языческий культ, материально закрепив его в поклонении останкам "вождя мирового пролетариата". Сталин уже в то время намеревался дать народу царя в виде себя самого и бога в лице Ленина. По его убеждению, "Марксизм есть религия класса. То, что говорим мы, обязательно для исполнения народом. Это для нас символ веры".
Став под кроваво-красные знамёна новой "религии", большевицкие служаки во главе со своими партийными вожаками совершенно по-другому относились к своим безвинным жертвам - они подвергали их немыслимо жестоким истязаниям и зверским пыткам, а тела множества расстрелянных благочестивых людей пронзали штыками и затем бросали их в ямы и рвы, топили в прорубях и болотах.
В 1924 году на Красной площади вблизи кремлёвской стены был возведён мавзолей Ленина, сначала деревянный, а потом железобетонный, облицованный гранитом с отделкой мрамором. Была создана лаборатория по предотвращению естественного разложения останков, которые периодически обрабатываются химическим раствором. Растянувшийся на долгие десятилетия эксперимент над прахом Ленина продолжается и по сей день. Может быть, это - заслуженное воздаяние "вождю мирового пролетариата" за совершённый под его началом жестокий социальный эксперимент над русским и братским народами с десятками миллионов человеческих жертв?
Мавзолей, построенный по проекту архитектора Щусева, внешне похож на Пергамский алтарь. В Библии сказано: "И ангелу Пергамской церкви напиши: ... ты живёшь там, где престол сатаны ...". В советское время тысячи людей, овеянные мифом о "гениальном вожде", простаивали в длинной очереди, что-бы посетить возведённый большевиками "алтарь", где лежат останки Ленина. На высокую трибуну мавзолея в течение многих десятилетий поднимались партийные вожаки, и таким образом безмолвно воздавали почести своему кумиру, который в их нездоровом воображении оставался живее всех живых.
Беседу завершил Иван Савельевич:
- В последнее время открываются архивные источники и на подлинном фактическом материале более полно и не предвзято освещаются исторические события и всесторонне анализируется социальный эксперимент с десятками миллионов жертв, проведённый под "мудрым руководством" Ленина и его последователей. Познавшие историческую истину убеждены в том, что мавзолей Ленина следует освободить от его останков и это необходимо сделать, как можно, быстрее. И опыт в этом уже есть, когда по инициативе самого высоко-го партийного руководства страны выносили останки "отца всех народов" и везде сносили его памятники, а городам и улицам возвращали прежние исторические названия, и никто тогда не вышел на улицу ни с винтовкой в руках, ни с красным флагом, ни с плакатом "Руки прочь от мавзолея". Благочестивых людей, познающих правду жизни, подавляющее большинство, и с каждым годом их становится всё больше и больше, несмотря на особое мнение коммунистов и примкнувших к ним верных ленинцев, для которых мифы о "гениальном" вожде до сих пор остаются живее всех живых.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован