31 июля 2013
13281

С больной головы на здоровую

Ильин А.Н.

Парадигма критического отношения к глобализации и американской экспансии никогда не была крайне табуированной в России. По крайней мере, за ее распространение не убивали, не судили и ребра в подъезде не ломали. Однако сегодня она получила поддержку в кругах тех людей, у которых, казалось бы совсем недавно, она никогда не получит одобрительного кивка головой, - у представителей правящих кругов. Внезапно начали выходить книги и статьи, написанные не только независимыми учеными, но и "учеными от власти", которые позволяют себе описывать цивилизационную и геополитическую реальность такой, какая она есть. Правда, с небольшой оговоркой: представляя эту реальность в ее реальном виде, они одновременно создают противопоставляемый всему исходящему от США глобальному негативизму позитивный образ власти и режима России.

Правительство РФ много говорит о модернизации, о своем стремлении вывести Россию "вперед", но на самом деле вместо модернизации есть "модернизационно ориентированная" риторика. Конечно, строятся нефтепроводы, проходящие через другие страны, но это скорее не проявление модернизации, а просто еще один бизнес-проект, в ходе которого национальные природные ресурсы экспортируются за рубеж, а на долю внутреннего потребления остается небольшое количество дорогой нефти. Кроме того, ссылаясь на расследования А. Навального, добавим, что строительство "Транснефтью" нефтепровода сопряжено с огромным коррупционным проектом, в ходе которого было украдено несколько миллиардов долларов. Вместо осуществления оперативно-розыскной деятельности в отношении руководства "Транснефти" службы безопасности стали оказывать давление на Навального, на сотрудников его проекта "Роспил", а также на тех людей, которые перечисляли ему деньги. Забавно то, что единороссы, нашисты, транснефтчики и прочие обвиняют Навального и многих других деятелей оппозиции в том, что они якобы работают на американские спецслужбы и, раскачивая лодку российской государственности, реализуют вражеские интересы (См., например, дебаты Навального с единороссом Е. Федоровым в программе "Сухой остаток" на радиостанции Finam.fm от 21 февраля 2011г.). Видимо, это последнее обвинение, которое могут сделать государственники в условиях, когда их прижали к стенке и когда у них уже нет аргументов для доказательства собственной невиновности. Доказал Навальный причастность многих высокопоставленных персон к коррупции, а они в ответ ему говорят, мол, мы ничего тебе объяснять не будем, потому что ты американский шпион. Не проводя никакой внятной и эффективной экономической и социальной политики, они умудряются еще и спекулировать на этаком антиглобалистском дискурсе, навешивая ярлыки на тех, кто изобличает их самих. Ход интересный и наглый, но нисколько неубедительный, демонстрирующий не непричастность к преступлениям, а вполне сознательную проекцию, согласно которой преступник называет преступником того, кто его разоблачает.
Я вполне готов допустить, что существующие в России либеральные (и не только) оппозиционные движения финансируются из-за океана. К сожалению, апелляция к США как образцу демократии и ориентация на американскую помощь давно уже стали стилевыми особенностями многих российских правых; интересно представить, как, в соответствии с обратным вариантом, американская оппозиция просила бы помощи у России против своих же соотечественников и ссылалась бы на российский опыт, который должен быть образцом для подражания. Но, как известно, черного пуделя не отмыть добела, а потому не надо валить с больной головы на здоровую, огульно обвиняя тех, кто борется с антинародным режимом, в борьбе с российским народом. Вполне возможно, что Навальный сознательно или бессознательно действует в интересах Запада, но если он нашел убедительные доказательства коррупции в эшелонах власти, да еще публично выступил с обвинительной речью, представители этой самой власти обязаны найти более вразумительный ответ (если он есть), чем просто выдвинуть контробвинение и по-детски глупо отказаться вести разговор дальше "со шпионом". Тем более Навальный - шпион он или нет - гражданин России, имеющий право знать. То же самое следует сказать про А. Литвиненко, который, на мой взгляд, вполне убедительно доказал причастность российских спецслужб к терактам и которого сейчас обвиняют в работе на британскую МИ-5. Может быть, он и вправду работал на британскую разведку, но сейчас разговор не об этом. Разговор о том, что человек предоставил аргументированные обвинения, на которые стоило бы не менее аргументированно ответить.

Тот же самый Н. Стариков, много пишущий об опасностях глобализации, считает, будто путинская власть активно ей противостоит, в чем, думаю, сильно ошибается. Возникает впечатление, что, учитывая его возросшую популярность и высокие тиражи, неспроста он допускает такую ошибку, в принципе говоря правильно об американской политике, но крайне неверно трактуя суть российской политики.
Стариков обвиняет (возможно, вполне оправданно) СПС и прочие либеральные явления в пособничестве мировому правительству, и в своих разоблачениях опирается на многие их действия или призывы, особенное значение придавая призыву либералов уничтожить или сократить российскую армию. Я согласен с вредностью осуществления подобного проекта, но совершенно непонятно, почему Стариков, выступающий против демилитаризации, защищает нынешнее правительство, медленно но верно распускающее армию, которая не финансируется, а кормится. Хоть правительство недавно повысило зарплату военным примерно в два раза, рано подобно Старикову аплодировать правительству за поддержку армии, которая всех нас защищает от внешнего врага, и рассматривать высокую зарплату военнослужащих в качестве гарантии российской суверенности. Повышение зарплат - это, несомненно, хорошо, но оно было осуществлено за счет отказа от закупок военной техники. И еще... Если правительство решило выбрать для повышения одно профессиональное сообщество, в то время как другие обошло вниманием, этому есть причины. Более вероятно, что власть поддержала армию, а не врачей и не учителей, именно потому, что только армия способна ... защитить власть от народа, все сильнее проявляющего недовольство ею. Истеблишмент понимает, что армия - единственный возможный буфер между ним и обществом, защитный пояс, который необходимо сохранить. Военные при сильном желании могут устроить вооруженный мятеж, в чем власть явно не заинтересована, и поэтому необходимо дружить с ними больше, чем с врачами и учителями, которые никакой опасности не представляют. Вот такими вполне меркантильными соображениями, вероятно, руководствуется власть. На фоне повышения зарплат военным мы не видим никакого качественного реформирования вооруженных сил. Наоборот, армия значительно сократилась, что позволяет высказывать именно такие соображения. Наконец, повышение зарплат военным и поддержка армии как функционирующего общественного института - вещи несколько разные.
Ведя речь о приглашении Россией войск НАТО на празднование победы во Второй мировой войне, Стариков убеждает нас, что участие НАТО в московском параде выгодно России, так как не дает возможности им переписывать нашу историю; мол, участвуя, они как бы соглашаются с тем, что Советский Союз тоже воевал и победил. Однако именно войска Советского Союза (ныне России) имеют полное право проводить парад в честь победы, но уж никак не войска Англии и США, которые в годы ВОВ были заинтересованы в поражении СССР. Ссылаясь на красоту и качество проведенного парада, Стариков делает вывод о том, что с армией в России все в порядке. Создание такой взаимосвязи о качестве парада и отсутствии ослабляющей армию реформы выглядит крайне глупо и безрассудно. Красота и фееричность мероприятия нисколько не указывает на состояние в стране той сферы, к которой мероприятие приурочено. Некоторые коммерческие фирмы, работающие недостаточно успешно, а потому не отличающиеся обладанием большого капитала, специально тратят почти последние деньги на аренду дорогих богато обставленных офисов только для того, чтобы у потенциального клиента сложилось впечатление об успешности данной фирмы. Такую же видимость может создавать парад.

Несмотря на то, что Стариков признает проблему коррупции в стране и далеко не идеальную экономическую систему, а также обвиняет такого государственного деятеля, как А. Чубайс, в лоббировании интересов мировых банкиров, он ни в коем случае не хочет видеть в путинской системе проглобалистскую модель. Но если система такая державная и национально ориентированная, зачем тогда держат Чубайса (который, кстати, входит в международный совет американского банка J.P. Morgan Chase)? Неужели не могут ничего с ним сделать? Не могут или не хотят? По заверению Старикова, не могут, ибо власть наша пока недостаточно суверенна, однако медленно, но верно обретает суверенитет. Хотелось бы верить, но... Покуда власть позволяет себе в каких-то нюансах противостоять США, то уволить Чубайса для нее не будет особой проблемой. Апеллируя к недостаточной суверенности власти, утратившей свою автономию во времена перестройки, можно объяснить не только "феномен Чубайса", но и любые проблемы России (болонский процесс, ювенальную юстицию, сырьевую экономику и многое другое), что, собственно, автор и делает, когда заявляет, что СМИ, финансы и образование федеральной властью не управляются. Просто удачная объяснялка. А на то, что те же самые ювенальная юстиция и вступление в ВТО лоббируются исключительно депутатами от Единой России, наш уважаемый аналитик особого внимания не обращает.

Заверение Старикова о том, что российская верхушка посредством Чубайса как связующей нити имеет возможность вести переговоры с закулисой, выглядит малоубедительным. Вряд ли целесообразно рассматривать Анатолия Борисовича в качестве почтового голубя, который переносит сообщения от федеральной элиты России к своим заокеанским патронам и обратно. К тому же никто не отменял межгосударственные переговоры, на которых собираются представители различных стран и общаются напрямую. Если не будет Чубайса, Медведев не окажется на необитаемом острове, лишенным средств связи и почтовых голубей; у него останется возможность общаться с Обамой - тем же представителем наших заокеанских "друзей". И институт посольства никто не отменит. Я согласен со Стариковым в том, что отсутствие борьбы с Чубайсом есть показатель лояльности к США, и в том, что отставка Чубайса была бы сигналом выхода России из-под контроля. Но я не согласен в необходимости продолжения демонстрации этой лояльности. Тем более что в другом своем интервью (03.10.2011) Стариков призывает власть к более активному и прямолинейному достижению российского суверенитета, а также декларирует для вектора развития принцип "три шага вперед и ни одного назад" (10.12.2011), что противоречит его вышеприведенной позиции. По-настоящему активные и прямолинейные действия не предполагают таких компромиссов. С другой стороны, я уверен, что в случае отставки Чубайса Стариков не преминул бы зааплодировать нашей власти, несмотря на россказни о нужности того положения дел, которое есть сейчас. Соответственно, оставили Чубайса - хорошо, убрали Чубайса - тоже хорошо.

В своих многочисленных выступлениях Н. Стариков удивительным образом находит аргументы в защиту властных кругов даже тогда, когда факт совершенно однозначен, и никакая адвокатура не поможет. Известно, что российская власть отдала один из островов Китаю. Стариков объясняет это действие как меру примирения с Китаем, предотвращающую войну России с Поднебесной, лишение Китая повода напасть на нас. Во-первых, ничто не говорит и не говорило о готовящейся войне; китайцы отлично понимают, что США хотят их стравить с Россией. Во-вторых, даже если бы военный конфликт планировался, такая глупая уступка не предотвратила бы столкновение, а, наоборот, дала бы повод Китаю в очередной раз усомниться в российском могуществе и, соответственно, потребовать от России еще что-нибудь. Тот, кто безвозмездно уступает, расписываясь таким образом в собственной слабости, не задабривает противника, не переманивает его на свою сторону, а, наоборот, пробуждает в нем еще больший аппетит. Наивно полагать, что на уступки одной стороны другая обязана ответить такими же уступками; о банальности этого предположения можно прочитать почти в любой достойной книге, посвященной технологиям регулирования конфликтов и переговорам.

Абсолютно справедливо критикуя ювенальную юстицию, захлестывающую современную молодежь потребительскую культуру и прочие нелицеприятные тенденции, Стариков почему-то не признает за властью лепту, вносимую в развитие этих тенденций или хотя бы ее молчаливое согласие на их развитие. Обоснованно ругая Ельцина за развал страны, он положительно оценивает инициативу Бориса Николаевича поставить в качестве своего преемника Путина. Хочется спросить у Николая Викторовича: "А вообще это нормально, когда будущего президента выбирает не народ, а нынешний президент? Нормально, когда руководитель страны просто плюет на мнение избирателей?". Видимо, вполне нормально.Стариков прав в том, что руководители страны должны показывать пример уважения к конституции, но он демонстрирует вопиющую неправоту, когда говорит об уважении к Путину за то, что тот не стал изменять конституции, отказавшись от третьего срока. Не остался на третий срок, но из правительства не ушел и продолжает быть номер один в деле руководства страной. Формально последовал конституционной норме, а неформально-то нет. Массу статей конституции система Путина нарушает, что Николай Викторович в упор не видит. Та же самая статья 31 плачет где-то в углу, а Стариков обвиняет выступающих в ее поддержку несогласных в работе на "демократизаторов". Может быть, они (конечно же, не все) и вправду продались западу, но убежденность в их продажности нисколько не объясняет нарушение правительством данной статьи.
Стариков выделяет три основных требования к элите (24.09.2010): 1) верность стране и ее руководству, 2) понимание происходящих процессов, 3) умение генерировать политические интриги. С помощью приведения этих требований автор объясняет клановость нашей элиты. Мол, Путин отбирал ведущих акторов среди своих друзей и знакомых, так как именно им он может верить. Во-первых, дружеские отношения далеко не всегда гарантируют невозможность предательства, тем более если они сопряжены с большой властью и большими деньгами, а соответственно, с растущими амбициями. Наконец, я даже себе полностью доверять не могу и не знаю, как мои личностные особенности трансформируются, если вдруг я пополню властные круги. Во-вторых, сегодня (да и, наверное, вообще) верность стране и руководству - это не одна верность, а две принципиально разные верности. Быть преданным и народу и антинародной власти одновременно невозможно, с чем, правда, Стариков категорически не согласен, ибо путинскую власть антинародной не считает. В-третьих, с помощью предоставленного им объяснения можно оправдать, собственно, не просто отсутствие социального лифта и клановость федерального истеблишмента, но и практически любую форму не просто авторитаризма, а тоталитаризма.
Те, кто стоит за процессами очернения советской культуры, пытаются с помощью идеологического оружия под названием "русофобия" вызвать у русского люда комплекс вины и чувство исторической неполноценности за совершенные перед своим и другими народами преступления - за насаждение "красной чумы", за лагеря ГУЛАГа и прочее; эти деятели стремятся представить русскую историю в виде сплошной полосы внутреннего и внешнего насилия, где не было ни единого просвета человечности. Причем таковой деятельностью не гнушаются и наши с вами соотечественники, активно пропагандирующие культ беспросветного советского произвола. Так, во взрыве Успенского собора в 1941 году сейчас вместо немцев обвиняют "красных", что явно противоречит действительности. Но если неизвестны виновные в тех или иных исторических событиях типа массового убийства польских офицеров в Катынском лесу (возможно, здесь действительно виновно НКВД), ничто не дает право категоричным образом обвинять в них кого-то конкретного. Но этим категоризмом любят пользоваться те, кому интересна не истина, а дискредитация истории России. Особенно неприятно то, что российская власть взяла грех на душу, признала вину Советского Союза за убийство этих поляков. Зачем? Ведь признание антироссийской теории, недоказанной основательно, есть очередной вклад в "великое" дело масштабирования русофобии. И "качественное" объяснение этого поступка в одном из своих интервью дает Стариков, буквально превращаясь в адвоката власти. Он представляет современный англосаксонский мир умирающим, к которому наше правительство идет навстречу и, исполняя последнюю волю умирающего, признает за собой то грязное и подлое, что англосаксы хотят от нас услышать. Хорошее объяснение, совершенно не объясняющее мотива оказания помощи такому умирающему. Тем более слышат это признание не только англосаксы, но и весь мир. К чему нам такая слава, заслуженность которой стоит под большим вопросом? Да и хоронить англосаксов явно преждевременно. В другом интервью Стариков предполагает, что опубликование нашей прокуратурой документов, якобы подтверждающих вину НКВД, было призвано дать возможность опровергнуть обвинение СССР в этих расстрелах.

Величайшая софистика: я признаю свою вину для того, чтобы кто-нибудь потом ее опроверг. Очень логично. Почему же тогда, следуя подобной логике, англосаксы не признают свою вину за многие деяния, в которых их обвиняют?

Особенно глупо выглядят насмешки Старикова над несогласными. На одной из встреч со своими читателями (02.11.2010) он заявил, что акции 31-го числа - попытки получить возможность безобразничать где угодно. Безобразничать - отличная формулировка! На своем семинаре "Школа блоггеров-патриотов" он анализировал знаменитую в оппозиционной среде фразу "Единая Россия - партия жуликов и воров". По словам Старикова, в любой партии найдется хотя бы один жулик и вор, в каждом коллективе есть хорошие и плохие люди, и таковая истина еще не дает права называть партию соответствующим образом. Понятно, что Николай Викторович пытается указать на некое обобщение, генерализацию, выражаемую в слове "все", поскольку фраза "партия жуликов и воров" как бы автоматически подразумевает, что ни одного честного человека в данной партии нет. Однако для того, чтобы назвать так некую партию или общественное объединение, вовсе необязательно, чтобы она сплошь (на 100%) состояла из воров и жуликов; достаточно, если она отправляет большое количество соответствующих деяний и если ее удельный вес отличается соответствующими личностями. Поэтому такая попытка отвести удар от Единой России представляется необоснованной. Каким образом партия себя зарекомендовала, такого названия она и заслуживает. А Единая Россия успела себя зарекомендовать если и не в качестве партии жуликов и воров, то в качестве партии, большая часть дел которой могут квалифицироваться как жульнические. В конечном счете, следуя логике Старикова, можно смело сказать, что если в рядах КПРФ найдется хотя бы один не коммунист, то КПРФ - не партия коммунистов

Н. Стариков при разговоре о коррупции использует примерно ту же логику, что при попытке отвести обвинение в жульничестве и воровстве от партии власти. Так, на одном из выступлений (30.06.2011) он заявил, что если все правоохранительные органы коррумпированы, то и все население тоже. Но такая причинно-следственная связь ложна. Да и никто не говорит о стопроцентной коррумпированности органов охраны правопорядка; конечно же, среди всех сотрудников полиции найдется не один и не несколько милиционеров (!), которые честны и неподкупны. Однако есть смысл говорить о том, что коррупция стала неотъемлемым элементом современной системы, и на это указывает множество фактов. Но Стариков почему-то вместо уделения внимания этим фактам предпочитает защищать систему.

Николай Викторович убежден, что в отношении нашего правительства с помощью Интернета и новых технологий раскручивается демоническая пиар-кампания. Особенно убийственно выглядит его фраза о том, что российские СМИ не принадлежат российской власти (27.10.2011). Интересно, о какой пиар-кампании следует говорить, если оголтелая реклама Единой России не сходит со всех ведущих и не только ведущих теле и радиокомпаний, а оппозиция не обладает практически никакими информационными рычагами влияния? Негоже заявлять о неподвластности российских СМИ федеральной власти, ссылаясь на проамериканские вещания Эха Москвы и еще пары не федеральных каналов, которые в океане СМИ России не занимают никакого серьезного пространства. Да, в нашей стране, помимо оппозиционных акторов, работают специально нанятые тролли, задача которых - склонить общественное мнение к мысли, что "Америка нам поможет". Но по сравнению с громадным властным ресурсом СМИ возможности этих троллей ограничены. Власть - единственная инстанция, которая способна в нашей стране качественно заниматься пиаром, что она и делает. Слова Старикова не указывают ни на какой зловещий пиар со стороны оппозиции, а сами являются пиаром. Поскольку оппозиция не едина и представляет собой совокупность людей и групп, придерживающихся совершенно разных идеологических позиций, крайне неверно помещать всех под одну гребенку. Довожу до сведения Николая Викторовича, что не все несогласные являются приверженцами либеральной идеологии и вряд ли каждый оппозиционный лидер управляем из Лондона или Вашингтона. Среди них встречаются активные антиглобалисты. И хоть Стариков ради выявления истины предлагает методологический прием, заключенный в вопросе "кому выгодно то или иное событие?", впору спросить "кому выгодно творчество самого Старикова?". Ответ напрашивается сам собой - в первую очередь оно выгодно российской власти. Что и требовалось доказать.

На обвинения Путина в пособничестве дяде Сэму Стариков отвечает следующим вопросом: если Путин работает на США, то почему он до сих пор не сдал им Россию? Вопрос вполне уместен, но с таким же успехом можно спросить у вопрошающего, видящего в Горбачеве и Ельцине предателей: если они предатели, то почему они в свое время не отдали страну? У них для этого была масса времени и возможностей. Видимо, современный российский истеблишмент играет с глобализаторами в некую игру, пытаясь частично диктовать свои условия, а в более широком ареале принимая условия мировой элиты. Да и российское население в целом вряд ли поддержало бы тогда, равно как и сейчас, отдачу страны в руки заокеанских "патронов".

На вопрос "если российское правительство действительно противостоит англосаксонскому гегемонизму, почему оно напрямую не говорит правду?", Стариков отвечает примерно следующее. Мол, в политике правда в той форме, какая она есть, не говорится, поскольку законы политической дипломатии - нечто иное, чем правила межличностного общения (хотя в другом выступлении он представляет в качестве хорошего правителя того, кому неважно мнение о себе Вашингтона и Лондона). И добавляет, что для информирования общества необходимо лезть в дебри и говорить правду обо всем, в том числе о вкладе англосаксов в подготовку и проведение февральской революции и в приход Гитлера к власти. Ну а в чем, собственно, проблема? Хватит наконец, пользуясь "законами" политической дипломатии, проявлять мягкость при общении с геополитическими противниками так, чтобы дезинформировать или недоинформировать собственный народ. Лучше отказаться от дипломатии, которая требует не только недоинформированности, а еще и дезинформированности народа, ибо спускаемая сверху ложь ломает сознание и мировоззрение народа. Если бы правительство противостояло тем силам, которые стремятся утвердиться в качестве мирового полицейского, оно воздержалось бы от одобрения и тиражирования учебников, где, например, вместо Жукова и Рокоссовского описывается предательская фигура Власова, да еще и без всякой критики. Пора уже начать говорить всю правду, в том числе не только в СМИ, но и в учебниках по истории. Конечно, ТАКУЮ правду следует давать постепенно, маленькими порциями, чтобы не шокировать реципиентов, явно не готовых к ней. Наконец, по-настоящему информированный народ, оказывая давление на власть, будет в большей степени направлять вектор своего давления в нужное, национально ориентированное, русло, а не в русло либерализации, как это делает львиная доля нашей оппозиции, плохо понимающей реальную политическую ситуацию в мире.

После очевидно позорных декабрьских выборов 2011 г. Н. Стариков заявил (10.12.2011), что фальсификации не доказаны судом, а поэтому говорить о них как однозначном факте нельзя. Трудно представить, что Николай Викторович не осведомлен о практически тотальной парализации судебной системы (равно как многих других) властью, в результате которой никакой суд априори не докажет фальсификации. Иногда кажется, что он на острове необитаемом живет. На митингах, по заверению нашего аналитика, кричат об украденных голосах не представители ЛДПР или КПРФ, а те, кто вообще не участвовал выборах. Откуда он это взял?! Мне знакомы как представители различных партий, так и беспартийные люди, разделяющие мнение о фальсификациях. И даже если бы об этом кричали на каждом углу исключительно беспартийные, ни у кого нет морального права сказать, что сетуют на украденные голоса только те, кто не голосовал, поскольку беспартийность и неучастие на выборах - не одно и то же. И даже если западные СМИ вещают о басманном правосудии в России и призывают пересчитать голоса, нет никакого основания намекать на то, что недовольны результатами выборов только прозападные деятели. Поэтому ссылки на недовольных выборами (точнее, мероприятием под названием "выборы") в России М. Горбачева и Х. Клинтон не говорят ровным счетом ни о чем и уж тем более не доказывают отсутствие фальсификаций. Недовольство российских геополитических соперников российской властью совершенно не значит, что мы движемся в правильном направлении (хотя у Старикова на сей счет диаметрально противоположное мнение). В случае, когда федеральная власть вяло прогибается под диктат мировых "демократизаторов" и при этом нагло плюет на мнение своего народа, "демократизаторы" будут ее ругать; только не за наплевательское отношение к народу, а за сопротивление Вашингтону. Но эта ругань - показатель недостаточного содействия российского истеблишмента западу, но никак не показатель законности российской власти.

Если на оппозиционных сайтах шла подготовка к бойкоту выборов задолго до самих выборов, у Старикова есть право заявлять, что независимо от результатов выборов владельцы этих сайтов должны раскачивать ситуацию в угоду своим заокеанским патронам. Другое дело, что заблаговременная подготовка также не выступает значимым доказательством этой теории. Я допускаю возможность того, что часть подобных сайтов была создана независимыми от запада людьми, которых единоросская политика настолько достала за все эти годы наглости, мерзости и лицемерия, что они просто ничего хорошего от выборов не ожидали. Вот поэтому они заранее стали говорить о нечестности проведения мероприятия, названного выборами. И их пессимистичные ожидания, к сожалению, оправдались. Кстати, среди все тех же медиков, учителей и других работников бюджетной сферы это мнение (а точнее, знание) уже бытовало, так как задолго до выборов многих из них, как и ранее, стали обязывать проголосовать "правильно", угрожая увольнением. Это честно? Неудивительно, что разговоры о нечестности "выборов" проявили себя до голосования, хотя, конечно, странно, если видеоролики о фальсификации появились в интернете до оглашения результатов выборов. Однако случаи создания таких фальсификаций фальсификаций, инициированных некими деятелями, заинтересованными в раскачивании лодки и в одурманивании общественности, не отменяют реальных фальсификации выборов.

Я присоединяюсь ко многим положениям Старикова относительно того, что должно быть. Например, я солидарен с ним в том, что нефть должна принадлежать народу. Однако Николай Викторович не понимает, что российская нефть не принадлежит народу, что она отчуждена от народа благодаря не только олигархам, но и власти. Народ не получает никакой компенсации от продажи природных ресурсов, он не устанавливает цены на них, он вообще ничего не решает. Еще в 2002 г. единороссы в своем манифесте обещали двукратное снижение оплаты за тепло и электроэнергию для каждого жителя (к 2004 г.), получение каждым гражданином своей доли от использования природных богатств России (к 2005 г.), возможность для каждого работать по профессии (к 2006 г.), блогоустроенное жилье для каждой семьи (к 2008 г.). Данные обещания, как и многие другие, представляют собой громадное ничто, тотальную редукцию, сокрытую пустоту, призванную демонстрировать некую наполненность. Вот только наш аналитик, по-видимому, чего-то недопонимает.
Стоит обратить внимание на программу инициированного Н. Стариковым Профсоюза граждан России. В ней мы найдем такие пункты, как: сохранение территориальной целостности России и интеграция соотечественников, отстаивание Россией своих экономических и политических интересов на принципах блага для российского народа и справедливости в отношениях между народами, рост благосостояния российского народа в рамках самодостаточной экономики, проведение модернизации экономики для повышения ее эффективности и принятия новой программы индустриализации в потерянных в 90-е годы секторах экономики, гарантирование гражданством России условий для свободного развития всех живущих на территории страны народов с государствообразующим русским народом, равенство всех граждан России перед законом, определяющая роль принципа социальной справедливости в экономической и общественной жизни России, сокращение разрыва доходов между самыми богатыми и самыми бедными гражданами нашей страны, национализация рубля и лишение Центрального Банка независимости от государства, национализация недр России и обрабатывающей промышленности, продажа за рубли стратегических природных ресурсов, достойная обеспеченная старость каждого гражданина России, восстановление промышленного потенциала, поддержка отечественного производителя и противление вступлению России в ВТО, решительная борьба с преступностью и коррупцией, бесплатное образование, стимулирование рождаемости на государственном уровне, поддержка всех традиционных религий, противление пропаганде пошлости, разрушения семьи и получения прибыли любой ценой. Что тут можно сказать, программа хорошая и заслуживающая реализации. Однако все пункты этой программы противоречат политической линии современной российской власти, которая не делает никаких видимых шагов для осуществления ни одного из приведенных положений! Соответственно, совершенно неясно, как можно следовать патриотической и по сути антипутинской программе и при этом поддерживать существующий курс. С таким же успехом можно представить сугубо либеральную программу, восхваляющую свободный рынок и свободную торговлю, и при этом поддерживать КПРФ. Непонятно, для чего Стариков инициировал создание ПГР, да еще и активно пикетировал вступление России в ВТО, если он доверяет власти и поддерживает ее. Видимо, не настолько доверяет, как говорит.

Я не пытаюсь осмеять Н.В. Старикова и не преследую цели представить его читателю в образе какой-то выскочки, акцентируя внимание в настоящей статье только на его неудачных (с моей точки зрения) высказываниях. Говорю это потому, что обычно когда автор в своем произведении кого-то критикует и подвергает нападкам, этот кто-то в глазах читателя априори демонизируется. Я же не хочу демонизировать Старикова и ему подобных персонажей, поскольку признаю множество его достоинств именно как историка. Его книги - это работы хорошего (именно хорошего) эксперта по мировой политике. Они, несомненно, достойны прочтения людьми, интересующимися историей и геополитикой. Странность заключается в том, что Н. Стариков, будучи весьма проницательным, умным и глубоким аналитиком в вопросах геополитики, истории и экономики, при разговорах о Путине превращается в конформиста, конъюнктурщика, а потому отчасти в слепого горе-аналитика. Российский истеблишмент делает много того, за что должен быть осужден с точки зрения той же самой историко-экономической теории Старикова, однако последний защищает власть во что бы то ни стало и какой бы она ни была. Кажется, он перестанет ее защищать только в том случае, если в один прекрасный момент Путин окончательно разоружит нашу армию и отдаст часть земли американцам. Николай Викторович, отличающийся крайне высокими аналитическими способностями, просто не может так глубоко ошибаться в вопросах оценки действий российской власти. Значит, он не ошибается, а сознательно выгораживает политический истеблишмент России. Хотя следует отдать должное, что он все-таки осудил некоторые действия Медведева - поддержку санкций против М. Каддафи, поздравление президентом предателя М.С. Горбачева с юбилеем и курс на десталинизацию. Но все это - ничто по сравнению с массой деяний, которые не поддаются оправданию.

Представители организации "КПЕ" также активно говорят о захватнических интересах мирового истеблишмента по отношению к России и при этом защищают путинизм, рассматривая его в качестве достойного оппонента глобализации. Причем данные авторы предпочитают думать, будто в масштабной российской коррупции не замешана властная элита, якобы борющаяся с этим беспределом и сохраняющая (ни много ни мало) целостность России. Они же по большому счету закрывают глаза на растущий разрыв в доходах, сырьевую экономику, переход России на западные стандарты в образовании, "модернизационный застой", коррупцию, ювенальную юстицию, массовую алкоголизацию и многие другие явления, по крайней мере косвенно указывающие на пособничество наших властей мировому империализму и прямо указывающие на нежелание власти укреплять страну и способствовать процветанию ее населения.
А. Хинштейн и В. Мединский тоже относятся к плеяде антиамерикански настроенных и пропутински направленных. Описывая в книге "Кризис" суровую реальность, связанную с поползновениями США к мировому господству, они ненавязчиво внушают уважение к современному российскому руководству. По их мнению, Путин не стал пересматривать итоги приватизации и призывать к ответу олигархов, разворовавших страну в ельцинское время, поскольку, дескать, России нужна стабильность, а не очистительный огонь, выжигающий все и вся. Слабенький аргумент, да и стабильность такая едва ли полезна для страны; если есть святая возможность вернуть украденное и распределить среди населения, ей обязательно необходимо воспользоваться. Власть, которая не ведет борьбу с теми, кто стремится возвыситься в положении и материальном состоянии за счет общего блага, нелегитимна. И еще более нелегитимна власть, которая не просто потворствует подобным вредителям, но и сама набирает материальные бонусы за счет общественных благ. К тому же авторы предпочитают умалчивать о делишках нового провластного олигархата, в любви к народу не уличенного. Зато при рассмотрении финансовых махинаций американских бизнес- и политических элит Хинштейн и Мединский отмечают, что, мол, в США общественность, узнав правду, не возмущается, а в России за похожие деяния от Медведева и Путина живого места не оставили бы. Возникает впечатление, что в РФ или общество более гражданское или махинаций со стороны элит меньше. Как тот, так и другой вывод вряд ли достойны права на жизнь. Возникает впечатление, что представители одной организованной преступной группировки (федеральной) обвиняют другую (глобальную), а народ для каждой из них - всего лишь средство, биомасса. Даже если скорое будущее покажет, что российская власть в действительности борется с американским империализмом, она вряд ли покажет заинтересованность истеблишмента в процветании своего народа. Поэтому верной останется следующая истина: враг моего врага вовсе необязательно должен являться моим другом.

Также авторы, говоря, что твердость и разумность власти приближают окончание кризиса, тут же обвиняют митингующую оппозицию в том, что она мешает власти. Может быть, они и правы в закономерности между твердостью-разумностью государственных акторов и одолением кризиса, но не надо опять валить с больной головы на здоровую (или по крайней мере на относительно здоровую, так как оппозиция у нас разная). Тем более что путинской власти хватает твердости, но разумности, если ее сопрягать с эффективностью не для себя-любимой, а для страны и ее народа, явно маловато.

Помимо этого, Хинштейн и Мединский о твердости власти пишут следующее: чем тверже и неуступчивее государь, тем меньше возникает у народа желания бунтовать. С точки зрения конфликтологии это действительно так: не делай уступок, если не хочешь, чтобы оппоненты выдвинули очередную порцию требований (дашь палец - откусят руку). Но этот конфликтологический принцип на практике обычно опирается не на мораль и нравственность, а на сугубо эгоистические интересы. И - в чем заключается мое возражение - нельзя в идеале воспринимать власть и народ как оппонентов, а их взаимодействие - именно как борьбу двух сил. При выдвижении такой конфликтологической аксиомы авторы демонстрируют вполне этатистскую позицию, между строк указывая на то, что власть как бы никому ничего не должна и не обязана. Однако банально будет повторять, что власть должна быть народной, что она должна считаться с мнением большинства.

Уж совсем нелепым выглядит убеждение Хинштейна и Мединского об отсутствии необходимости введения прогрессивного налога. Мол, при его введении собирать данный налог будет сложнее, так как многие станут укрываться. Авторы даже приводят неизвестно откуда взятые данные, что с появлением единого социального налога собираемость налогов выросла в 12 раз. Весьма парадоксальная позиция. Можно подумать, что при нынешней форме налога никто не пытается уклониться. А на что тогда, позвольте спросить, государство вообще нужно, если не принимать законы и не следить за их исполнением? Лейтмотив авторов следующий: трудно это, а значит, и не нужно. Извините, но смешнее и попсовее такого объяснения просто не придумать. Интересно то, что деятели, так активно в своей книге критикующие жирующих олигархов, ратуют за единый налог вместо прогрессивного. Как-то не укладывается... Брошенная в адрес прогрессивного налога фраза авторов, "чем жестче налоги - тем меньше их собирают" (с. 282), несостоятельна, ибо ПН, в отличие от ЕСН, - не жесткий, а справедливый.

Читая книгу "Кризис", просто диву даешься. Утверждается, что Путин посредством объявления о "равноудаленности" олигархов лишил их былого влияния. Свежо предание, да не верится совсем. Особенно то, что они удалены от него в равной мере. Березовский-то удален, Ходорковский - тем более, а вот Ротенберги едва ли. Оказывается, Путин был вынужден (да-да, именно вынужден) во имя общего блага (да-да, именно так) отойти от демократических устоев, в частности, при наведении порядка (порядка!) в СМИ. И при этом авторы утверждают, что он провозгласил курс на демократизацию. Так все-таки был вынужден отойти от демократии или, наоборот, провозгласил демократизацию? Видимо, только провозгласил, но огромна пропасть между словами и действиями.

По книге "Кризис" оказывается, Путин определил в качестве базового приоритета улучшение уровня и качества жизни. Тут уже не провозгласил, а определил. Но есть ли разница? Как провозглашение, так и определение далековато находятся от реальных дел. Непонятно, кстати, об улучшении качества и уровня чьей жизни говорится. Мединский и Хинштейн в этом смысле нисколько не обманывают. Ведь они не договаривают, а значит, обвинить их не в чем. Беда только в том, что сознание читателя автоматически достраивает эти фразы так, что они обретают пропагандистский оттенок. Написано "Путин определил в качестве базового приоритета улучшение уровня и качества жизни", а понимается по умолчанию примерно как "Путин определил в качестве базового приоритета улучшение уровня и качества жизни каждого гражданина и реализовал этот приоритет". Видимо, на это и было рассчитано.

Оказывается, Путин улучшил российскую инфраструктуру, превратил систему социальной защиты из декларативной в действенную, усовершенствовал трудовое законодательство, ограничил свободу крупного капитала распоряжаться своими активами, добивался укрепления стратегического положения России в мире, был вынужден обороняться против "внешних врагов". Это уже не пропаганда, а откровенная ложь. А вот еще один перл: Путин "к концу второго срока объявил, что не пойдет на выборы, и уговорам общества не поддался. Согласился, правда, возглавить Правительство России" (с. 341). Неужели не поддался "уговорам" общества? Именно общества - цельного и единого организма, а не кучки угодных и раболепных холуев типа Михалкова и всяких вскормленных путинским режимом послушников? Уж прямо уговаривали, слезами обливались. И в конце концов всенародный любимец, отказав всей России в уговорах остаться на третий срок, решил частично пойти "навстречу" обществу и "согласился" возглавить правительство.

Да и вообще, стратегия усиленного разоблачачения американской системы вкупе с умалчиванием о преступности ведущих акторов российского режима по меньшей мере лицемерна и однобока. Не стоит сваливать все грехи на заокеанских магнатов, а также горбачевскую и ельцинскую команды, ибо повелители нынешней российской эпохи не просто не безгрешны, а далеко не безгрешны. Если антиамерикански настроенные и пропутински направленные авторы иногда и говорят о коррупции в России, то предпочитают рассматривать ее в сравнении с коррупцией в США. Увлекаясь описанием фактов мошенничества со стороны американского истеблишмента, они как бы плохо видят фактологическое разнообразие коррупционных дел, в которые замешаны российские элиты. Это выглядит примерно так: "да, у нас в стране не все в порядке, да, у нас некоторые чиновники приворовывают, но вы посмотрите, что происходит там!". В результате такого сравнительного анализа утверждается, что в России еще цветочки, и на основе этого утверждения делается совсем уж далеко идущий вывод, согласно которому народу российскому на свою власть чуть ли не молиться надо. Логика, прямо скажу, парадоксальная. Руководствуясь подобной логикой, какого-нибудь мелкого преступника нужно не сажать, а по-геройски увековечивать в памятниках - как рукотворных, так и нерукотворных; - ведь со зверствами маньяка Чикатилы его делишки несравнимы, следовательно, он святой. Не все познается в сравнении... Глупо после сопоставления плохого и очень плохого сакрализировать плохое и называть его хорошим. Не менее глупо выставлять американцев и Ельцина с Горбачевым в качестве виновников почти всего, и на основе этого призывать оппозицию к воссоединению с правящими кругами. Мол, сейчас, перед лицом внешней угрозы, неактуально ввергаться в пучину внутриполитических баталий, а необходимо, наоборот, вставать плечом к плечу с партией власти и бороться с оккупантами. Только вот мало аргументов, которые способны убедить в том, что правящая партия действительно борется в этими оккупантами. И, соответственно, непонятно, почему оппозиция должна, объединяясь с "Единой России", идти ей навстречу (само по себе объединение предполагает в данном случае уступку), а "Единая Россия" не должна объединяться с оппозицией, идти на компромисс и в чем-либо уступать. Позиция весьма односторонняя. Подобные пропагандистские призывы, имеющие под собой очень зыбкое основание, являются общими для многих путинцев-антиамериканистов. Кстати, доказывать их пропутинскую направленность не стоит (они в основном работают в "Единой России" или на нее), а вот антиамериканская ориентация, вполне возможно, является некоей идеологической ширмой. Поэтому сам термин "путинец-антиамериканист" весьма условен и отсылает к следующему. Про послушание Путину говорят как слова, так и профессиональная деятельность авторов, а вот про оппонирование Штатам говорят только их слова. Как известно, сказать можно много, язык без костей. Как известно, слова иногда диаметрально противоположны действиям - особенно при рассмотрении едноросской риторики и их деятельности; убедить нас в этом вопиющем несоответствии едроссы за все время своего существования успели сполна.

Путинская братия поет дифирамбы ельцинским реформаторам. На это как-то не особо обращают внимание Стариков, КПЕшники, Хинштейн с Мединским и прочие пропутинцы, согласные с тем, что эти реформаторы просто развалили страну. Тем, кто противопоставляет хороший путинский режим плохому ельцинскому и заявляет, будто Путину досталась развалившаяся страна, которую он буквально воссоздал, обращу следующий вопрос: почему тогда Путин склоняет голову перед Ельциным и его соратниками и так тепло о них отзывается? В некоторых городах были установлены весьма дорогостоящие памятники Ельцину. Ни много ни мало, кончину Гайдара Путин назвал тяжелой утратой для России, а самого Егора Тимуровича замечательным человеком и настоящим гражданином и патриотом. Того самого Егора Тимуровича, который инициировал "шоковую терапию", приведшую к тотальному обнищанию населения. Того самого Егора Тимуровича, который не стеснялся называть пенсионеров балластом общества, просто фактом своего существования мешающим проводить реформы. Того самого Егора Тимуровича, который ранее заведовал экономическим отделом журнала "Коммунист" и писал прославляющие социализм статьи, а потом вдруг, идя в ногу со временем и гармонизируя свое состояние с состоянием внешней среды, проявил качества политической проститутки, кардинально поменяв идеологию. И ведь если бы Гайдар не стал оборотнем, не переметнулся от социалистов к капиталистам, Путин бы о нем ничего хорошего не говорил. По меньшей мере безнравственно называть преступника гражданином, патриотом и замечательным человеком. Путин, назвав зло добром, черное белым, дал соответствующую характеристику самому себе. Вряд ли стоит серьезно относиться к словам человека, который идет на такую ОЧЕВИДНУЮ подмену понятий. Но анализируемые в этой статье пропутински настроенные и антиамерикански направленные писатели, справедливо обвиняющие Гайдара и Ельцина в продажности и преступности, не утруждают себя каким-то качественным образом объяснить дифирамбы, воспеваемые властью этим предателям.

Любое эффективное государственное управление должно решать, скажем так, два комплекса проблем. К одному относится обеспечение достойного благосостояния своего народа, а также предоставление именно демократической свободы и возможности влиять на властные решения. Второй комплекс включает в себя сохранение территориальной целостности страны, ее суверенности, рост экономики и создание конкурентоспособности на мировой арене. На первый взгляд кажется, что эти два комплекса являются взаимодополняющими друг друга, но лишь на первый взгляд. Можно привести далеко не единичные примеры самостоятельных стран с хорошим экономическим уровнем, но лишенных гражданских свобод и высокого народного благосостояния. Так что реализация одного комплекса вовсе необязательно автоматически ведет к реализации другого. Сталинская политика противоречила первому комплексу, но очень хорошо обеспечивала второй. То же самое в наше время следует сказать про режим Лукашенко. И Коба в 30-40-е и Батька сегодня сходятся в единой точке неприятия народных свобод и демократических реформ, что характеризует их как антинародных деятелей и диктаторов. Но вместе с тем они взаимоподобны в деле сохранения державной автономности, экономического подъема и территориальной целостности, что позитивно характеризует их как борцов против внешней экспансии. Поэтому, не оправдывая этих деятелей, просто обозначу точку зрения, согласно которой не представляется возможным дать их политической деятельности однозначную положительную или отрицательную оценку. Конечно, сейчас я высказал не в меру редукционистскую мысль, поскольку нельзя таким грубым способом сближать очень разные политические фигуры, однако, несмотря на их кардинальные различия по многим вопросам (степень диктата, режимная ориентация и т.д.), я вижу между ними значительное сходство. И государственности Сталина и государственности Лукашенко свойственен иммунитет как к народному волеизъявлению и вмешательству демоса в государственные решения, так и к внешней угрозе. Путинский режим обладает иммунитетом только к народу, сколько бы ни говорила об усилении независимости России при нынешнем режиме пропутински ориентированная и проамерикански настроенная плеяда.

Я считаю, что реализацию двух обозначенных комплексов позволяет осуществить правильный политический подход, при котором они будут вступать не в противоречие, а во взаимодополнение. По словам некоторых послушных аналитиков, глупость нашего народа не позволяет власти осуществлять именно демократические реформы, ибо последние ввергнут страну в хаос, при котором все будут перекрикивать всех, потеряется вектор политико-экономического развития, что в конечном счете как раз и приведет к сдаче России в лапы мирового диктата; поэтому, мол, авторитаризм себя оправдывает. Однако для того, чтобы народ не был глупым, необходимо перестать им манипулировать как стадом, сместить акценты в СМИ с лживых манипуляций и дешевого китча на высоконравственные фильмы и телепередачи. Именно благодаря этому у людей сложится не мнение, а знание о реальном положении вещей на той же геополитической арене. Ведь глупость масс непосредственным образом связана с властью, желающей их сделать глупыми. Хоть тот же Стариков недоумевает о недостаточной способности власти переориентировать мир масс-медиа с процессов негативного переписывания российской истории и морально-нравственного растления общественности, вполне оправданно говорить не о ее недостаточной способности, а о ее нежелании. Демократизация вкупе с "одухотровением" масс-медиа разрушит пропасть между элитой и народом и значительно снизит озлобленность людей в отношении элит. Тем самым у англосаксонского мира будет меньше поводов делать медиа-инъекции об ужасах российского режима, требовать необходимости его свержения, а также у них уменьшатся возможности для создания соответствующего околореволюционного настроя среди российской общественности. Конечно, было бы желание, а повод всегда найдется. А у недружественных англосаксов желание есть. Другое дело, что их антироссийская пропаганда в таком случае будет иметь минимум оснований, а чем меньше этих оснований, тем больше возможности для всего мира усомниться в объективности данной пропаганды. Умное высоконравственное и граждански ориентированное население, являющееся субъектом власти, способно качественно отстаивать свою свободу и независимость перед лицом внешней угрозы. Только вот пусть элита позволит ему стать таковым. А она не позволяет. Следовательно, теории людей, совмещающих в себе любовь к российской полит-системе и нелюбовь к американской, неверны, так как совершенно неоправданно ставить выбор между независимостью страны, обеспечиваемой властным авторитаризмом, и демократией, обязательно сопряженной с отдачей России мировому истеблишменту. Оба варианта один хуже другого.

Наконец, крайне неубедительны доводы пропутинцев-антиглобалистов о причинах проблемности социальной политики в современной России, касающихся того, что Ельцин оставил после себя развалившуюся страну; мол, Путину досталась ослабленная страна, и поэтому решить все проблемные вопросы сразу невозможно. Это так, Ельцин оставил после себя Россию в далеко не идеальном состоянии и действительно нельзя в одночасье выстроить экономику. Но мой ответ на такое утверждение следующий. Видимо, в России все равно еще было что разворовывать, если олигархат и власть имущие продолжают обогащаться с высокой долей успешности, а разрыв между бедными и богатыми - неуклонно расти. Если же они ударят по коррупции, национализируют Центральный банк, снизят свои зарплаты с заоблачных до земных или хотя бы приземленных, пересмотрят итоги приватизации, объявив борьбу олигархам и ельцинской "Семье", можно будет дать российскому народу бесплатную медицину, бесплатное образование и т.д. Однако этого не происходит. И не надо обвинять одну только ельцинскую братию, если причины тяжелого народного состояния усматриваются в деяниях нынешних руководителей.

В общем, в книгах и выступлениях Старикова, Хинштейна, Мединского и т.д. мы находим как большую долю правды об одном, так и не меньшую долю лжи о другом. Все на самом деле так и одновременно не так. Впрочем, то же самое следует сказать и про работы их политических оппонентов, проамерикански настроенных и антипутински направленных либеральных авторов, которые с точностью до наоборот валят с больной головы на здоровую. В их книгах тоже все на самом деле так и одновременно не так.
Из современных авторов, неубедительно критикующих теорию американского неоимпериализма, следует назвать Б. Немцова. Очень уж несерьезно выглядит представленная в книге "Исповедь бунтаря" аргументация если уж не американофилии, то лояльного отношения к политике США. И настораживает то, как Немцов защищает Чубайса - одного из инициаторов "шоковой терапии", оправдывающего результаты проведенного проекта циничными высказываниями о миллионах безработных и обнищавших как "не вписавшихся в рынок". Чубайса теперь уже многие обвиняют не только в развале страны, но и в работе на США. По крайней мере реформы Гайдара, Чубайса и остальных, приведшие к тотальному обнищанию большинства и обогащению меньшинства, пришлись по нраву заокеанской элите. Я не знаю, является Чубайс их ставленником или нет, но подобные обвинения выглядят вполне оправданно. А если Немцов встает на его защиту, напрашиваются нехорошие выводы в отношении самого Немцова. Кроме того, широкий резонанс получил выложенный в Интернете видеоролик, где запечатлены Немцов, Чирикова и другие активисты правого крыла, входящие в здание американского посольства. Когда к ним обратились журналисты с вопросом "Зачем вы сюда пришли?", оппозиционеры засмущались и ничего толком не ответили. О чем это говорит? Смущение и молчание, которые редко проявляют уверенные в себе красноречивые политики типа Немцова, указывают на сокрытие чего-то важного - в данном случае настоящей цели визита в американское посольство.

Сколько бы там ни говорили всякие прокапиталистические проповедники, что Запад заинтересован в развитии "нормального" капитализма во всем мире, это неправда. Он заинтересован лишь в собственном развитии, а прогресс в других странах ему нужен лишь в той степени, в которой он способствует его собственного прогрессу. Эффективное производство должно быть сосредоточено только в руках Запада. Ему нет нужды взращивать такую же капиталистическую систему, как у него, в иных странах - особенно в странах "третьего мира". Зачем специально создавать конкурентов? А вот стимулировать появление околокапиталистических (сырьевых) и антидемократических режимов, с которыми можно сотрудничать в почти одностороннем порядке, Западу очень даже выгодно. Забавно то, что сторонники многоплановости и конкуренции целенаправленно создают мировую систему с одной сверхдержавой и одной мировой валютой.

Свобода рынка, за которую ратуют новые капиталисты, в конце концов приводит совсем не к свободе. Даже если бы свобода торговли воплотилась в реальность, в конечном счете ни к чему хорошему она не привела бы, так как без системы сдержек эта свобода обратится в победу самых предприимчивых и богатых и крах всех остальных, а потому повлечет за собой увеличение разрыва между богатыми и бедными. Свобода ничем не ограниченной экономической деятельности не является ценностью, поскольку она противоречит правам человека. Так что закрытая экономика планового типа была не такой уж неэффективной, как про нее говорят. Приватизация и переориентация экономики, вмиг инициировав имущественный разрыв и открыв Россию для иностранных инвестиций, отбросили страну назад. Насаждаемый нам либерализм как исконно капиталистическая идеология предполагает культ денег, рыночной экономики, невмешательство государства в экономику, и, соответственно, свободу частного предпринимательства, которая может вылиться в новый монизм. Ничем не ограниченная свобода торговли помимо формирования экономического социал-дарвинизма приводит к развитию монополий, которые, в свою очередь, рождают сверхобеспеченную экономическую элиту, могущую влиять на государственные решения. Невмешательство государства в экономику, реализация принципа "рынок сам все расставит по местам" только способствует монополизации, с огромной долей вероятности могущей появиться на исходе либеральной борьбы всех против всех под солнцем капиталистического счастья. Без целенаправленного вмешательства ничего само собой по местам не расстановится, саморегулирование рынка если и происходит, то явно по сценарию жесткой конкуренции с неизбежной концентрацией капитала и ростом имущественного разрыва. В ситуации того же экономического кризиса либеральная доктрина пассивного ожидания от экономики чудес сработает лишь с отрицательным результатом. Вообще либерализация связана со снятием институциональных ограничений на капитал, который в результате становится выше политики. Поэтому вовсе не будет преувеличением определение либерализма как апологии глобального грабежа.

Непонятно, за что борются нынешние либералы. За демократию? Так и социалисты за нее тоже борются. Да и вряд ли для либералов демократия является настоящей целью, несмотря на их слова о необходимости демократизации. За свободный рынок они борются? Да, это так. Но зачем? Свободный рынок не стоит того, чтобы за него бороться, ибо выгоден он будет немногим.

В общем, следует сделать вывод, что обе стороны хороши. Как те, так и другие отличились по-особенному, и какая из них более неприемлема для многострадальной страны и ее многострадального народа, лишь история решит.
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован