Алексей Подберезкин: `Создать альтернативу КПРФ - важно и для государства, и для Президента`

СОБЫТИЯ, ПРОИЗОШЕДШИЕ В СТРАНЕ В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ, СВИДЕТЕЛЬСТВУЮТ О ТОМ, ЧТО КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ ТЕРЯЕТ СВОЮ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТЬ. В "НОВОЙ ЛЕВОЙ" СРЕДЕ ВСЕ ЧАЩЕ ГОВОРЯТ О НЕКОЙ ПЛАТФОРМЕ, КОТОРАЯ ОБЪЕДИНИЛА БЫ ВОКРУГ СЕБЯ ТОТ ЭЛЕКТОРАТ, КОТОРЫЙ, С ОДНОЙ СТОРОНЫ - "РАЗЛЮБИЛ" КПРФ, А С ДРУГОЙ - ПО-ПРЕЖНЕМУ НОСТАЛЬГИРУЕТ ПО ИДЕАЛАМ СОЦИАЛИЗМА. ПОХОЖЕ, ЧТО В СТРАНЕ ОКОНЧАТЕЛЬНО СОЗРЕЛИ ПРЕДПОСЫЛКИ ДЛЯ ВЫРАБОТКИ ОБЩЕРОССИЙСКОЙ СТРАТЕГИИ ОБЪЕДИНЕНИЯ ВСЕХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ СИЛ. НА ЭТУ ТЕМУ РАССУЖДАЕТ ЛИДЕР ДВИЖЕНИЯ "ДУХОВНОЕ НАСЛЕДИЕ", ДОКТОР ИСТОРИЧЕСКИХ НАУК АЛЕКСЕЙ ПОДБЕРЕЗКИН! - Сегодня КПРФ оказывает влияние примерно на 30-35 процентов российских избирателей. Это очень много, и загадка здесь заключается в следующем: собственно электората КПРФ - процентов 15, но так как эта партия в последнее время лояльно относилась к власти (и соответственно власть была к ней достаточно лояльна - никакой антикоммунистической кампании в стране не велось), к этим 15 гарантированным процентам со временем добавилось почти столько же. Данный тезис очень важен, потому что, как можно убедиться, электорат сегментирован. Вторые 15 процентов избирателей идут за КПРФ просто потому, что они - левые по определению. Если не будет создана альтернатива Зюганову, этот электорат будет голосовать за "главного коммуниста" вовсе не из любви к нему, а лишь по той причине, что других левых сил в стране по большому счету нет. По своей сути, эти люди настроены социалистически, и как раз одна из моих задач - попытаться объединить левых (социалистов, "новых левых", социал-демократов) в некую конструктивную силу и дать избирателям возможность выбирать между ней и КПРФ. Это очень важная задача - создать альтернативу, она важна и для государства, и для Президента. Потому что если за коммунистами останется тот электорат, о котором я говорил, то они будут вынуждены - ради сохранения этого электората - всегда выступать оппозиционно, то есть дестабилизировать политическую ситуацию в стране. Такая позиция будет работать на интересы партии, но не на интересы государства. Моя же позиция заключается в следующем: любой политик, даже публичный, сочетает в себе две категории интересов: государственные и собственно партийные, социальные, если хотите. Государственные интересы политика, на мой взгляд, должны быть преобладающими, независимо оттого, кто он - либерал, консерватор или коммунист. Вот когда у нас все, включая либералов и коммунистов, будут "государственниками", тогда и будет политическая стабильность в обществе. - Алексей Иванович, Вы инициировали глобальную акцию, цель которой - организовать общенациональную дискуссию и прийти к некой конструктивной позиции левых... - Да, в течение ближайших трех месяцев мы намерены провести 10 семинаров в "Президент-Отеле", где соберутся в основном государственники, я бы сказал - мыслители с левоцентристской ориентацией, которые могут предложить свою альтернативу исходя из анализа реальных процессов, идущих в мире. Первый такой семинар прошел 10 апреля и был посвящен обсуждению Президентского Послания. Есть и вторая программа, которая может получить развитие. Если наш "мозговой штурм" будет проходить вполне удачно, то в конце июня мы проведем крупную международную конференцию, куда уже сейчас приглашаем лидеров социалистических и социал-демократических партий Европы, Ближнего Востока, Китая. И если это удастся, то это будет большой восклицательный знак в серии наших семинаров. В итоге я не исключаю создание Единой социал-демократической партии России. Я говорю "единой", потому что такой партии сегодня нет, а есть Объединенная социал-демократическая партия Горбачева. Если нам удастся привлечь всех - от Союза реалистов до движения "Духовное наследие" и Российского общенародного союза, то может получиться, как мне кажется, конструктивное ядро, и обозначится реальная платформа для того, чтобы создать альте?" нативу Зюганову. - И Вы считаете, что эта партия сможет составить серьезную конкуренцию КПРФ на ближайших выборах? - Для нас очень важно создать мировоззренческую и организационную площадку. Выборы могут быть и досрочные, и успешные, и неуспешные. Но если есть центр притяжения, значит, многое уже сделано. Поэтому на ваш вопрос я бы ответил так: если мы создадим единую социал-демократическую партию, и на ближайших выборах она, может быть, и не пройдет 5-процентный барьер, а наберет, скажем, 3 процента, то эти 3 процента не получит КПРФ, а это уже достижение. Это бы означало, что определенное (и поверьте, немалое) количество людей не последует за теми, кто заведет их в тупик. Ведь не стоит забывать, что задача руководства КПРФ всегда заключалась в том, чтобы вытаптывать вокруг себя поляну, чтобы не создавать себе конкурентов. Коммунисты искренне, не стесняясь, говорят, что они самые лучшие, что других нет. Мол, единственная позиция есть только у КПРФ, а все остальное - это мелочь, которая должна идти за решением Пленума ЦК. А моя позиция даже в НПСР всегда была такая: Пленум ЦК - это не высший орган. - На самом деле, принцип "вытаптывания поляны" подразумевает политическую нечистоплотность... - Понимаете, лидеры КПРФ - они притворялись, им нужно было набрать силу. А когда они ее набрали, то приняли для себя "внутреннее решение", что с другими можно не считаться. Я-то был как бы идеолог, я до сих пор считаю, что в свое время было правильным раскручивать Зюганова. Я, грубо говоря, потратил 8 лет жизни на то, чтобы Зюганов стал тем, кто он есть сейчас. Я видел в нем перспективу, потому что тогда не было лидера, обладающего той мудростью и терпением. Мне казалось, что Зюганов таким может быть. В канун выборов Президента в 1996 году я руководил всем "пиаром", а Купцов занимался организационными мероприятиями по регионам. Во время президентской кампании я провел более ста пресс-конференций. Причем не просто сидел и говорил - я собирал журналистов, в том числе и зарубежных, с каждым работал сугубо индивидуально. Через три года, на парламентских выборах 1999-го, если бы коммунисты не развалили НПСР, если бы мы удержали идеологию и организационную структуру, можно было бы получить 50 процентов. Правда, тогда уже появился "фактор Путина". Ведь на последних президентских выборах Путин сам по себе явился очень серьезным фактором, отобрав у Зюганова значительную часть электората. Народ на подсознательном уровне чувствовал, что свои государственные речи Зюганов произносит "сквозь зубы". Путин же говорил искренне. Поэтому определенная часть левого электората поверила Путину, а не Зюганову... - Политических партий и движений в нашей стране достаточно. И все они заверяют, что хотят блага для России. Часть из них в Думе имеет свой голос, который определенным образом влияет на принятие законов. Есть ли смысл в том, чтобы скомпелировать основные программные положения разных партий в один "идеальный документ"? - У каждой партии и каждого объединения - своя программа. А создавать некий общий программный документ из разных "партийных кусков" я считаю неправильным. Поэтому мы и организовали эти семинары - чтобы произвести, как я уже говорил, "мозговой штурм". Мы, повторюсь, должны проанализировать те глобальные процессы, которые сегодня идут в мировой экономике, финансовой сфере, военной области, международных отношениях, увидеть реальную угрозу и дать свой вариант ответа. Почему я об этом говорю? Потому что сегодня мало для кого понятен механизм принятия решений Владимира Путина. Его обвиняют в том, что он потерял год. Я с этим категорически не согласен. Представьте себе человека, который пришел к власти и у которого есть проблемы реформирования армии, федеральных отношений, а ответов на них - нет. А ему необходимо найти эти ответы как можно быстрее. Однако за один месяц подобное сделать невозможно. Путин правильно посчитал, что немедленно принять решение будет ошибочным. Надо сказать, что в течение года велась напряженнейшая работа, и все, что произошло сегодня, - закономерно. Секретарь Совета Безопасности Сергей Иванов, который активно курировал военную реформу, естественно стал министром обороны - для того чтобы реализовывать свою концепцию в главном военном ведомстве страны. Эти и другие наработки "вылились" в Послании Президента. На самом деле, для того чтобы найти правильные, адекватные ответы, привязать их к реальной ситуации в мире и стране, одного года недостаточно. В России этого не делалось 10 лет - у Ельцина никаких программ по большому счету не было. Путин подвел в Послании черту и сказал: "Вот вам концепция". И я рассматриваю концепцию Президента как концепцию государственного строительства, рассчитанную минимум на 1,5-2 года. Потому что дальше надо будет делать уточнения, выбирать другие направления. Так что, за 12 месяцев кое-что сделать все-таки удалось, и это "кое-что" - совсем не мало. Ровно год назад мы стояли на грани развала страны, она дышала на ладан, а если еще вспомнить Чечню и другие республики, которые заявили о своей самостийности, если вспомнить угрозу Дагестану, то ситуация была просто аховой. Сейчас Россия стала другой. И уже ни у кого не возникает сомнений, что мы сохраним ее как единое государство. журнал "Наша власть: дела и лица" 2001г. Андрей КОЛЕСНИКОВ

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован